Воскрешение из мертвых того, кто жил в сети

Как ко мне пришел труп

Делом Германа я начал заниматься осенью 2009 года. Поэтому тогда он пробовал обменять собственный коммунистический паспорт на паспорт русского примера, и в ходе этой многоступенчатой бюрократической процедуры узнал, что где-то в Подмосковье находится могилка с его именем, а потому в паспорте ему в ФМС отказали. Герман самостоятельно пробовал выяснить, как случилось, что другого человека похоронили вместо него, и желал вернуть себя в живых, но в связи с тем, что из документов у него был только коммунистический паспорт, он не то что не имел возможности получить необходимые данные, но и вообще попасть в любое национальное учреждение, двери которых сейчас уже были закрыты для мертвого!

Как БОМЖ погиб, не умирая

Мало поведаю о Германе. Жизнь моего доверителя сложилась весьма интересно. По статусу гражданскому — он россиянин, БОМЖ, а по статусу юридическому — он неправоспособное лицо, поскольку в соответствии со ст.17 ГК Российской Федерации, правоспособность гражданина появляется в момент его рождения и заканчивается смертью. По статусу природному он так и остался человеком, хоть и лишенным возможности пользоваться всеми собственными конституционными правами.
Герман ушел из дома, покинув все, что имел, в 1996 г, и к моменту обращения ко мне он совершил на улицах Москвы 13 лет: собранная и не доетая вторыми еда, ночлег в землянках, гаражах и в случайных местах, осмотрительное перемещение по городу в поисках «ништяков» и большое количество чего того, чего мы с Вами лишены возможности осознать. Аскеза, выбранная Германом, имеет не случайный темперамент, в случае если вообще случайности существуют. Это был осознанный выбор, путь отречения, на что он поднялся сам. Осознать философию отказа от тех материальных благ, к каким мы так привыкли, могут те, кто практикует либо хотя бы изучает духовные учения. Об этом говорят все учителя, начиная с Будды и Христа, заканчивая современными мастерами. Об этом же говорит и Герман.
Средняя судьба простого российского БОМЖа Со слов самого очевидца, что живет этой судьбой, образовывает около 3 лет. Причиной смерти, в большинстве случаев, становится низкокачественный алкоголь, болезни русская и суровая зима, которые приобретаются пачками на улицах громадного города в виду отсутствия обычных условий существования. А живой Герман только вследствие того что ни при каких обстоятельствах в жизни не был пьяным. За все это время он не употреблял никаких опьяняющих сознание жидкостей и веществ. Вместо этого в его жизни был Интернет. Сперва бесплатные Интернет точки города, модемы, а позже и первый USB-модем от Yota. Он был одним из первых ее абонентов.
В начале двухтысячных на собранные им деньги он приобрел себе гараж в кооперативе на МКАДе и стал в том месте жить. Тут, среди множество разных припасов и предметов, отысканных им на улицах, стоял его компьютер, что был его проводником в другую жизнь. В сети под логинами и многочисленными никами ему раскрывался огромный мир информации, форумов, людей, блогов, мультимедии, вообщем всего того, что в реальности закрыто для БОМЖей.
Он уже обучился справляться с этим миром и со своим телом без паспорта, без защищаемых законом социальных прав и иных благ, без работы, денег и другого, и казалось, что его вовсе не смущает, что фактический Герман ходит по земле, а юридический — лежит под почвой. Но он желал паспорт. Он грезил взять заграничный паспорт! И он так очень сильно желал уехать в негромкую спокойную Европы, где он сможет нормально жить той судьбой, которую он желает.

Как я стал юристом мертвого

И вот он обратился ко мне. Я лишь начинал практиковать и уж совершенно верно никого еще не воскрешал. Денег у него не было, но я все равно взялся за его дело. Желал оказать помощь человеку, да и не казалось это какое количество-нибудь сложным делом. По-юности собственных лет пологал, что закончим это за пару месяцев. И вот я начал писать, а он подписывать.
Доверенность сделать мы не могли, в силу того, что ни один нотариус не хочет принимать в качестве документа, удостоверяющего личность, паспорт гражданина СССР, не смотря на то, что юридически советские паспорта никто не отменял, а Российская Федерация, как мы знаем, есть преемницей СССР. Я заезжал в конторы, и обзванивал нотариусов Москвы, говорил про Распоряжение Конституционного суда, про правопреемство, сказал что это незаконно, пробовал всячески убедить, что мне нужна доверенность, но все нотариусы качали головой и отказывались ее выдавать. Статусом юриста в то время я еще не владел, исходя из этого принять дело по ордеру я тоже не имел возможности, вот и ездили по ЖЭКам, ФМСам и Прокуратурам с “живой доверенностью” — я и Герман.
В начале была элементарная сложность получить данные о той самой актовой записи, в соответствии с которой он был признан мертвым. Никаких зацепок, а органы ЗАГС, ЖЭКа и МВД персональную данные о юридическом Германе не самому мертвому, не его юристу давать не планировали. В ЗАГСе по последнему месту жительства начальница отправилась на встречу и дала в устной форме данные о том, что сведения о его смерти отсутствуют.
В течение 2010 года мы взяли кучу ответов на отечественные письма из Президентской администрации, Министерства Юстиции, Прокуратуры, МВД, но в них было мало толку. Письма, как и в большинстве случаев, пересылались по подведомственности, и в следствии дальше районного ОВД г. Москвы по району Бескудниково дело не дошло.
И вот первая радость! Спустя 3-4 месяца после того, как наконец заявление Германа было на кого-то расписано, мы взяли Распоряжение об отказе в возбуждении дела. Наряду с этим, мы не писали и не молили о возбуждении дела по указанному факту, но в отсутствие иных административных университетов, по всей видимости, возбуждение дела по факту смерти лица было единственной возможностью стране отреагировать на отечественное заявление. Радость пребывала в том, что мы наконец взяли данные кто и в то время как выдал свидетельство о смерти Германа и на основании чего. Как мы узнали, это была в то время уже бывшая супруга Германа, которая после того, как он ушел из дома, обратилась в Бюро несчастных случаев по поводу его пропажи и в 2001 опознала “по описанию трупа и остаткам одежды мужчины” собственного бывшего мужа. Это был самый надежный вариант раз и окончательно юридически очистить квартиру от вероятных жилищных и материальных притязаний бывшего мужа, похоронив его в прямом смысле вместе с прошедшей судьбой.
И вот приходим мы к районному прокурору на прием. Растолковываю все, прошу подать заявление в отношении Германа. Прокурор мне растолковывает, что, желали бы оказать помощь, но к сожалению это нереально, поскольку в соответствии с законом прокуратура может подавать заявление только лишь в случае если гражданин по состоянию организма, возрасту, недееспособности и вторым уважительным причинам не может сам обратиться в суд, а БОМЖи к этой категории не относятся, и справки о том, что он малоимущий представить он не может.
Ну уж конечно не может! Такие справки мертвым БОМЖам не предусмотрены.

Как загробный мир пробовал спорить с русским судом

Осознавая, что от национального Левиафана в лице его бессчётных щупалец-органов помощи ожидать не следует, в конце 2010 мы подаем заявление в суд о признании юридического факта нахождения в живых. Подаем мы заявление по последнему месту жительства в соответствии со ст. 262 ГПК РФ (особенное производство), полагая, что у нас прошение о признании юридического факта нахождения в живых. Но Тимирязевский суд отказывается принимать заявление, к производству, ссылаясь на то, что тут усматривается спор о праве. Рекомендует обращаться в порядке искового производства по месту нахождения ЗАГСа, что выдал свидетельство о смерти. Какое-то время спорю с судом, пробую обжаловать, но везде приобретаю отказ. Как узнается, возможно в особенном порядке признать человека погибшим, а вот признать человека живым никак запрещено.
Деваться некуда. Соглашаемся с судом. Спор о праве так спор о праве. Будем вычислять, что это спор о праве на судьбу. Отлично хоть, что труп этого бедолаги, которого вместо Германа закопали, не нашли где-то на Сахалине, в противном случае было нужно бы мотаться куда макар телят не гонял. К 2011 я приобретаю адвокатский статус и уже вступаю в дело по ордеру. Пишу исковое заявление, заявляю Ответчиком ЗАГС по Мытищинскому району и направляю дело в суд, в надежде на стремительное принятие начало и иска производства по воскрешению Германа. Но не тут то было! Снова отказ.
Вернее, сперва определение об оставлении без перемещения, с мотивировкой, что иск подан с нарушениями гражданско-процессуального законодательства, в частности не указано место жительства Истца и не приложено свидетельство о смерти. Пробую убедить суд, что у Истца нет места жительства, прилагаю выписку из домовой книги, где указано что Герман выписан по смерти, прошу суд принять исковое заявление к производству и дать мне судебный запрос в ЗАГС чтобы получить документы о его смерти, т.к. указанную персональную данные ЗАГС предоставлять в противном случае как по судебному запросу не хочет. Проявляя смекалку судья дает мне судебный запрос еще до принятия искового заявления к производству. Не обращая внимания на то, что это никак не объяснимо в рамках российского ГПК, приобретаю запрос и отправляю его в ЗАГС. До тех пор пока ЗАГС отвечает на запрос, заканчивается срок для исполнения требований суда в соответствии с определением об оставлении без перемещения, и суд возвращает мне исковое заявление.
В очередной раз информирую Герману, что иск у нас так и не приняли, и мой доверитель уже теряет веру в то, что он может снова юридически ожить и когда-то реализовать собственную мечту. Я убеждаю его, что не следует сдаваться. В стране, где чужие декларированные права и свободы ничего не означают по факту, ожидать помощи от страны и суда, также не нужно.
И вот очередное исковое с уже взятыми документами из ЗАГСа, дело расписано на другого судью, и в мае 2012 г., спустя два года, иск наконец то принят к производству.
Главное слушание по делу назначено на 13 июня 2012 г. Еще не финиш, но иногда само принятие иска уже победа, как при с Германом, когда добиться назначения законной процедуры для охраны конституционных прав лица (в первую очередь, права на судьбу) становится столь сложным.

Сказка — действительно, и в ней намек…

13-ое — мое любимое число. Так что сохраняю надежду на успех и готов биться не на смерть, а на судьбу! Весьма интересно, признает ли Ответчик за Германом право на судьбу?! Может так как и не дать согласие. Время продемонстрирует. До тех пор пока только могу сделать вывод о том, что юристы нужны даже мертвым, вернее особенно мертвым, в силу того, что, в случае если живому не легко взаимодействовать со своим страной, то неплатежеспособному мертвому без знания российского права и специфики его применения это думается вообще неосуществимым…

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *