Трагедия на шахте «Северная»: неправильный замысел либо не добрый умысел?

Аркадий Смолин, собственный корреспондент РАПСИ

Попавшая в открытые источники информация об аварии на шахте «Северная» наводит на мысли об конкретных параллелях между деяниями руководства данного учреждения перед этой трагедией и терактом в аэропорту «Домодедово» в 2011 году. Не так давно было выдвинуто обвинение практическому владельцу аэродрома Дмитрию Каменщику в том, что он и его менеджмент, мол, не предотвратили взрывы. Сейчас адвокаты и специалисты ждут, будет ли сделан аналогичный ход в отношении руководства воркутинской шахты.

Ждя от правоохранительных органов методичных деяний, уже сегодня возможно постараться оценить, уместно ли эти два показательных случая пересматривать как часть единой истории.

Между 25-м и 29 февраля этого года на угольной шахте «Северная» умерли 36 человек, в частности 31 шахтер и 5 горноспасателей. Это случилось по итогам серии взрывов, вызванных неожиданным выбросом метана и последовавшего подземного пожара.

Это самый смертоносный инцидент в горнодобывающей индустрии Российской Федерации в нынешнем десятилетии. И уже четвертая авария с человеческими жертвами на шахте «Северная» с 2000 года. Первые 3 унесли жизни 17 шахтеров.

Так, в 2000 году пожар в административно-бытовом комбинате «Северной», появившийся из-за несоблюдения техники безопасности, унес жизни 10 человек. В 2004 году на «Северной» случилось обрушение породы, из-за которого восемь шахтеров оказались блокированы в шахте: трое вызволены, пятеро умерли. В 2011 году на «Северной» случилось обрушение горных пород, из-за которого умерли два человека.

Всего на учреждении «Воркутауголь» с 1994 года случилась 161 авария, умерли 116 человек.

Главная отличительная особенность этой катастрофы — в ее полной предсказуемости. Об угрозе взрыва заранее давали предупреждение сами шахтеры. Со слов их родственников, в течении последнего месяца служащие говорили о очень страшном превышении уровня загазованности шахт. Этому же были посвящены претензии профсоюзов.

Задуматься понуждали и участившиеся аварии на старых — открыты в 60-х годах прошлого века — воркутинских шахтах (согласно данным статистики средний промежуток между авариями обязан составлять в районе 16 лет).

Наконец, в прошедшем сезоне парламентарий местного совета Валентин Копасов в открытом письме давал предупреждение руководство «Северстали» о катастрофических следствиях новых условий труда шахтеров.

Из этого появляется 3 вопроса:

— по какой причине шахтеры продолжали играть в «русскую рулетку»? Вдобавок, согласно свидетельствам очевидцев, априори увеличивая свои риски и блокируя работу контролирующих содержание газа устройств?

— по какой причине руководство шахты не сумело не допустить трагедию? И сделало ли оно хотя какие-то выводы после недавней аварии на соседней шахте «Воркутинская» (11 февраля 2013 года), где взрыв метана послужил причиной к смерти 19 человек?

— кто обязан отвечать за эту трагедию? И есть ли возможность юридическими методами сократить будущие риски для жизни и здоровья шахтеров?

Риск шахтера

«Для обитателей Воркуты шахта – исключительный источник заработка. Там работают целые поколения шахтеров. Кто в открытую будет сетовать на нарушения? Так как любое недовольство это автоматическое увольнение. А на что позже жить, как кормить семьи?», — объясняет корреспондентам причины согласования шахтеров на сомнительные условия труда глава Независимого профсоюза шахтеров Российской Федерации Александр Сергеев.

Фактически все независимые специалисты сходятся на том, что в наивысшей степени возможной причиной случившейся на шахте трагедии была оптимизация производства. Количество рабочих сокращалось, норма выработки увеличивалась. Длина рабочих смен вырастала, а уровень качества надзора – нет…

Парламентарий местного совета Валентин Копасов прошлым летом обнародовал открытое письмо хозяину «Северстали» Алексею Мордашову. В документе он высказывал протест против введения восьмичасовой смены на шахте.

«При 8-часовом рабочем дне у сотрудников подземной группы, после 5-6 часов работы в тяжелых условиях (пыль, шум, загазованность, громадная физическая усталость), значительно снижается концентрация внимания и ответственность за свои деяния. Это влечет за собой невольное игнорирование шахтерами притязаний техники безопасности и защиты труда. Наложение во времени и по месту работы числа технологических оплошностей и игнорирование притязаний техники безопасности, значительно увеличивает возможность несчастных случаев, аварий, горных ударов и взрывов метана», — писал парламентарий.

Но, причина сверхурочной работы шахтеров — не только в притязаниях работодателя, но и в невысокой зарплате . Этот же Копасов информировал о том, что рабочие стали оставаться на вторую смену, пробуя хотя что-то заработать. В Воркуте с работой неприятности, у всех займы, среднестатистическая заработная плата шахтера 35-40 тысяч рублей, чтобы получать больше – необходимо перевыполнять замысел. Наталья Трясухо, супруга погибшего шахтера Вячеслава Трясухо в интервью СМИ говорила, «заработная плата у мужа зависела от выработки, по среднему уровню получалось в районе 50 тысяч рублей в месяц».

Другими словами, нет ничего необычного в том, что шахтеры могли подкручивать и закрывать устройства, сигнализирующие об угрозе аварии. Так как по сигналу о повышенной концентрации метана горняки должны были бы заканчивать все работы и подниматься на поверхность, а это снижало их выработку, и финальную зарплату .

При таковой («плановой») системе зарплаты никакая техника безопасности не будет служить верной защитой, а опыт, мастерство рабочего играет скорее против него. В недавнишнем социологическом изучении, посвященном работе шахтеров, один бригадир подчернул, что «опытный, опытный сотрудник – это таковой, который может делать свою работу страшным образом».

Так, в наивысшей степени не вызывающая сомнений причина случившегося – увеличение уровня эксплуатации при опережающем росте уровня риска.

Риск руководителя

АО «Воркутауголь» в обращениях СМИ отрицает, что указанные обстоятельства могли совершаться на шахте «Северная». «Сами шахтные датчики закреплены на пломбы, без грубого взлома их нереально перенести, а вдруг будет инициирована такая попытка, это тут же станет видно инспектору. В случае если датчик снят, то на пульт идет сигнал об обрыве связи. Когда срабатывает датчик метана, все электричество, питающее технику в шахте, машинально отключается. Другими словами работать больше совершенно нереально», — подчеркнули на учреждении.

Резюмируя все обращения административных работников шахты, его руководства, а кроме того шахтеров и их родственников, возможно заявить, что рабочие в полной мере могли заклеивать датчики уровня метана, которые есть во всех «стволах» шахты. Но такого простого метода явно мало, чтобы одурачить автоматику. Похожие манипуляции действительно немедленно должны быть заметны операторам в здании шахтоуправления.

Иначе говоря «игры» с датчиками были вероятны лишь в том случае, если бы руководство текло на них негласное согласование. Из-за выработки замысла горняки, возможно, шли на риск «добровольно», но они не могли гарантировать себе его самостоятельно, без снисходительного отношения вышестоящего руководства к нарушениям притязаний безопасности.

Одновременно с этим, вызывает сомнение сознательность такого сомнительного поведения со стороны руководства шахты. Кроме уголовно-юридических и административных рисков они так как таким образом резко повышали бы угрозу своего материального вреда. Вдобавок вреда катастрофического!

Исключительная причина игнорировать предупреждения датчиков и устройств – сохранение непрерывности добычи угля. Но так как после аварии, В конце концов, добыча угля прерывается на неизвестный период.

Умерли не только люди, сотрудники, нет и новейшего оборудования на миллионы американских долларов, сорваны долгосрочные договора… Как указывает производственный социолог Алексей Рощин, это миллиардные неустойки, угроза банкротства, потребность новости дорогие спасательные и поисковые работы, нужда в новых миллиардных вл

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *