адвокаты обсудили принцип свободы договора на примере практики ВС

На минувшей неделе, 17 августа, прошла конференция "Свобода договора и несправедливые контрактные условия", организованная Исследовательским центром частного права (ИЦЧП) при Главе государства Российской Федерации.

В рамках конференции обсуждались как теоретические неприятности в рамках сообщённой тематики, так и чисто реальные вопросы. Реальным тематикам был посвящен, например, доклад Романа Бевзенко, доктора наук РШЧП и партнера юрфирмы "Пепеляев Групп". Он проанализировал практику Верховного суда, затрагивающую определение свободы договора. Спикер условно поделил эту практику на пять групп:

дела, в коих отсылка к свободе договора употребляется как аргумент "в случае если подписал контракт с таким условием, сейчас не сетуй и выполняй". Это, например, п. 18 Обзора ВС практики судов по ОСАГО от 22.06.16, определение комиссии по гражданским делам ВС от 27.10.15 (№ 82-КГ15-5), определение экономколлегии ВС от 17.05.16 (№ 302-ЭС15-18996).

дела, в коих свобода договора – ключ к толкованию норм права гражданина. Это те споры, в коих ВС удостоверял возможность отступления от каких-то нормы ГК, не содержащей оговорку "в случае если другое не предусмотрено законом", другими словами оценивал норму как диспозитивную. Это определения экономколлегии от 29.03.16 (№ 306-ЭС15-16624) и от 15.08.16 (№ 305-ЭС16-4576). Но имеется и необычное дело, в котором ВС через свободу договора достаточно примитивно, согласно точки зрения спикера, решил непростой вопрос: "Обязан ли заимодавец, заключая контракт поручительства, быть осмотрительным и проверять платежеспособность гаранта?" Комиссия по гражданским делам пришла к выводу, что не должен, и переложил риск оценки следствий поручительства на гаранта. Наряду с этим комиссия апеллировала на свободу договора (определение от 24.11.15 № 89-КГ15-13).

дела, в коих свобода договора ключ к толкованию условий самого договора. Так, в одном деле экономколлегия ссылаясь на свободу договора вывела предполагаемую волю сторон договора передать в ипотеку не только надел земли (как было отмечено в самом контракте), но и расположенные на нем здания, не смотря на то, что они в контракте не упоминались. "По сути дело было решено правильно, потому, что нельзя разъединять судьбу участка и зданий на нем, – подчеркнул Бевзенко, – но при чем тут свобода договора, неясно. Похоже, что ссылку на нее комиссия привела для большей убедительности". Не менее необычно ссылка на свободу договора выглядит в определении экономколлегии от 03.11.15 № 305-ЭС15-6784. Возможно, тут ссылкой на свободу договора засвидетельствована возможность совмещения в одном контракте аренды и продажи, но формулировка для этого предпочтена нелогичная.

дела, в коих ВС ограничивал свободу договора, ссылаясь на правила разумности и справедливости. Это два похожих спора, в коих ВС посчитал завышенными проценты за пользование срочными займами (определения гражданской комиссии от 29.03.16 № 83-КГ16-2 и от 12.04.16 № 59-КГ16-4). И в том и другом случае комиссия отметила, что принцип свободы договора не изымает оценку разумности условий договора судом. Согласно точки зрения Бевзенко, это не отвечает фундаментальным представлениям об лимитировании свободы договора, потому, что вмешательство суда в договоренностями разрешается только в возмутительных случаях – в то время как было принуждение, обман либо, например, неравенство переговорных возможностей.

дела, в коих принцип свободы договора упоминался совсем не к месту. Так, в одном деле комиссия по экономспорам свой вывод о том, что перемена заимодавца в обязанности не должна ухудшать положение должника, почему-то вывела из принципа договорной свободы (определение от 25.09.15 № 307-ЭС15-6545). В другом деле экономколлегия свободой договора обосновала отказ в иске о расторжении договора (определение от 21.08.15 № 310-ЭС15-4004).

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *